Выкладываю наконец обещанный материал про парк-отель для пожилых людей «Монино», в котором мне довелось побывать на прошлой неделе. Выкладываю так же и текст Аделаиды Сигиды, который вышел в сегодняшнем (22 февраля) номере газеты «Известия».

За 150 тысяч рублей в месяц старость имеет возможность оказаться радостью в номере люкс в парк-отеле «Монино». Местный персонал называет это место «резиденцией», но, говоря по-русски, это — частный дом престарелых, куда устраивают своих родственников состоятельные дети и внуки.

BEL_6422

«Теперь вы резидент!» — поздравила Веру Петровну девушка в белом халате. Вера Петровна помахала внукам рукой на прощание. Через минуту она уже ехала в кресле-каталке по коридорам с евроремонтом, бормоча: «Резидент… Ошибка резидента…».

BEL_6559

BEL_6550

— Обычно наши резиденты говорят так, не без гордости: «Меня дети и внуки не просто так бросили, они меня сюда определили, это не каждый может себе позволить!» — объясняет мне медсестра Светлана. Светлана работает здесь с момента основания парк-отеля — уже два года. Хотя его и называют резиденцией, больше он похож на институт благородных девиц. Только девицы тут не очень уж молодые — пятнадцать бабушек от восьмидесяти и старше. Мужского контингента — всего пять человек. Зато каждый — личность выдающаяся. Чего стоит один только Петр Дмитриевич, бывший военный летчик. На днях ему исполняется 90 лет.

BEL_6553

— Петь-то будем сегодня? — спрашивает Петр Дмитриевич, оглядывая присутствующих. Петр Дмитриевич ослеп и ничего не видит. Но он знает, что здесь, в комнате, называемой «аниматорской», после завтрака собираются все ходячие и треть персонала. В Германии, например, в частных домах престарелых бабушки сидят по своим комнатам. У нас никто не сидит — соборность и духовность поднимают с кроватей даже лежачих. Благо есть для этого два французских подъемника стоимостью по полмиллиона рублей каждый.

BEL_6434

— Марина Сергеевна, вставайте! — командует Светлана, подтаскивая к кровати очередной бабушки железную загогулину с крючочками на конце. Под пациентку она подкладывает специальную попону, цепляет ее крючочками с четырех концов, а потом начинает поднимать — как краном на стройке. Затем опускает Марину Сергеевну прямо в инвалидное кресло. Надо торопиться — Марина Сергеевна переживает, что опоздает на караоке.

BEL_6527

Светлана не перечит старушке. Персонал здесь вышколен и отобран в соответствии с рекомендациями французских специалистов. Например, запрещается брать на работу жителей мегаполисов.
— Французы сказали — персонал надо приглашать из глубокой провинции. Там женщины спокойные, голос у них мягкий, говорят они медленно. То есть так же, как старики. А в больших городах речь быстрая, движения резкие, это пожилым людям противопоказано, — не торопясь объясняет мне Светлана.

BEL_6448

С креслом, в котором сидит Марина Сергеевна, мы въезжаем в аниматорскую. Оказывается, зря мы торопились — караоке решено перенести на вечер. Петр Дмитриевич расстроен, но недолго: все собираются заняться публичным чтением газет. Вообще-то почти все старики могут сами читать газеты, за исключением Петра Дмитриевича (он слушает радио).
— Вместе читать интереснее, можно заодно и обсудить, — объясняет мне Петр Дмитриевич. — Вот я вчера вечером передачу слушал — один американский летчик летал над Китаем и заметил белую пирамиду. Оказалось, их там 16 штук, таких пирамид, и только одна — белая. Китайцы пустили американцев внутрь, пирамиды посмотреть. Только в белую не пустили. Никто не знает, что там, в этой белой пирамиде, но мы можем хотя бы вместе строить догадки.

BEL_6440

Петра Дмитриевича останавливает Любовь Алексеевна Григошина, местный аниматор. Раньше Любовь Алексеевна работала учителем истории в Пятигорске, писала стихи и даже издала два сборника своих работ. Год назад Любовь Алексеевна решила поехать работать в Москву, но здесь в школе ей не понравилось:
— Знания в Москве, я вам скажу, ненамного выше, чем у нас в Пятигорске. Хорошо знают предмет в классе всего два-три человека. Зато в столице каждый считает себя гением! А здесь мне нравится. Люди культурные, бывшие номенклатурные работники.
Любовь Алексеевна листает га- зетные страницы, зачитывает старикам заголовки «Собчак и Канделаки заставили Бондарчука изображать лошадь».
— Ладно, это давай, — командует Варвара Петровна.
Но скомандовать мало — за Бондарчука, изобразившего лошадь, еще надо проголосовать народным голосованием. Народ голосует «за». Однако уже через пять минут публичного чтения выясняется — Бондарчук не оправдал наших надежд.
— Чушь какая! — комментирует заголовки Варвара Петровна. Марина Сергеевна поддакивает ей из инвалидного кресла. Все со- глашаются. Минут через двадцать выясняется: сегодня все газеты — ерунда полная.
— Вчера было интересней — читали про то, как двести лет назад в Кремле поселилось приведение, — поставил меня в известность Петр Дмитриевич.

— Давайте лучше стихи почитаем, — предлагает Варвара Петровна.
Она живет здесь не постоянно, наездами — на постоянное люкс-проживание у родственников нет денег. Так что привезут на месяц, на два, потом обратно забирают.
— Когда они ее первый раз привезли, мы их спросили: «Какие у нее особенности характера?» — по секрету рассказывает мне медсестра Светлана о родственниках Варвары Петровны. — Дочка говорит: «У нее особенность одна — вредность».
Я знакомлюсь с Юрием Константиновичем. Ему 76, а выглядит лет на 60. Ему, казалось бы, жить и жить в своей квартире. Так он и жил, но вдруг у бывшего капитана дальнего плавания неожиданно пропала память, и Юрий Константинович начал уходить в плавание в неизвестном направлении. Сын, гражданин Германии, прилетал в Москву его искать. Находил в московских подворотнях, в приютах для бомжей, приводил домой, замерзшего, со странным застывшим взглядом. Потом улетал в Германию. А Юрий Константинович опять уходил.

BEL_6539

Теперь у него один маршрут — к проходной парк-отеля и обратно. Там он ухаживает за маленькой собачонкой. Юрий Константинович не помнит, как ее зовут, и не знает, зачем он за ней ухаживает. Может быть, когда-то у него была своя собака?
— Мы ему на Новый год подарили еще и игрушечного барбоса, — администратор Ольга Палатская показывает на плюшевого бобика, сидящего рядом с Юрием Константиновичем на соседнем стуле. Бобик, как и собачонка на проходной, имени не имеет.
— Все равно я имя забуду, — объясняет мне Юрий Константинович. — Так что зачем лишний раз придумывать?

BEL_6547
— Сегодня после обеда и отдыха мы будем продолжать делать открытки для наших мужчин к 23 февраля! — объявляет историк Любовь Алексеевна.

BEL_6471

BEL_6472

BEL_6482

BEL_6498

Я оглядываюсь по сторонам — вся комната в рисунках и аппликациях стариков. Названия романтические — «Воспоминание о лете», «Наши солнечные дни» и «Морская волна». Но я уже знаю самую романтическую историю резиденции. Месяц назад уехала отсюда одна бабушка, как раз ей исполнился 101 год. За два года жизни в Монине бабушка написала книгу и сделала 95 картин из сухих цветов. Почему уехала? Все просто. Встретила в резиденции «главную любовь своей жизни». Новую жизнь пара решила начать в отдельной квартире.

BEL_6505

BEL_6507

BEL_6565

© Текст: Аделаида Сигида, фото: Антон Белицкий | «Известия»

gazeta_last

У этой записи 2 комментариев

  1. George Belitsky

    Спасибо. Хорошие фотографии и текст понравился. Однако жить там очень дорого. $50 000 в месяц — это сумасшедшая плата. У нас здесь в Израиле старый человек получает за $150-250 в месяц однокомнатную квартиру в так называемом хОстеле. Это пособие от государства плюс $250-500 на расходы и плюс накопленная пенсия, если она есть. Там в хостеле имеются общие холлы, библиотека и всякие мероприятия. Но человек должен сам ходить и себя обслуживать. Если не хотят или не дождались очереди в хостель, то есть другая форма — живут дома и приходящая няня обслуживает несколько часов даже при наличии родственников. Беспомощных устраивают в «бейт авот», туда переводится всё пособие от государства . Есть очень привилигированные места, но там нужно доплачивать или завещают квартиру

  2. Ирина

    Отличное место! Отправляла отдыхать своего дедушку. Дедушка остался очень доволен. Скоро поедет ещё. Отдельно хочется отметить мед персонал. Все вежливые, добрые.

Добавить комментарий